пятница, 7 апреля 2017 г.

СТИВЕН ХОКИНГ: СЕЙЧАС САМОЕ ОПАСНОЕ ВРЕМЯ ДЛЯ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ
Мы не можем игнорировать неравенство, потому что у нас есть средства для уничтожения нашего мира, но не для того, чтобы сбежать из него.

фото: NPR
Будучи физиком-теоретиком из Кембриджа, я прожил свою жизнь в чрезвычайно привилегированном пузыре. Кембридж - необычный город, центром которого является один из крупнейших мировых университетов. Научное сообщество этого города, частью которого я стал в свои 20 лет, еще более утонченное.
И в этом научном сообществе у небольшой группы физиков-теоретиков с мировыми именами, с которыми я провел трудовую жизнь, иногда может возникнуть соблазн считать себя выше остальных. В довесок к этому, с известностью, которая пришла ко мне благодаря книгам и изоляции, связанной с моей болезнью, я чувствую, будто моя башня из слоновой кости продолжает расти.
Поэтому непринятие элит в Америке и Великобритании, безусловно, направлено против меня в той же мере, что и против остальных. Что бы мы ни думали о решении британского электората отказаться от членства в Европейском союзе, а американского общества - выбрать Дональда Трампа следующим президентом, у комментаторов не вызывает сомнений, что это было проявлением гнева людей, которые решили, что лидеры их бросили.
Это был, и, кажется этого никто не отрицает, момент, когда заговорили забытые, обретя свой голос, чтобы повсюду отвергнуть советы и рекомендации экспертов и элит.
Я не являюсь исключением из этого правила. Ранее я предупреждал, что голосование за Brexit нанесет вред научным исследованиям в Великобритании, что это голосование станет шагом назад, а электорат, или, по крайней мере, достаточно значительная его часть, обратил на меня не больше внимания, чем на любого политического лидера, профсоюзного деятеля, художника, ученого, бизнесмена и знаменитость, которые все давали один и тот же совет остальной части страны.
Но сейчас куда большее значение, чем выбор этих двух электоратов, имеет реакция элиты. Должны ли мы, в свою очередь, забраковать эти голоса как проявления голого популизма, неспособного учесть факты, и попытаться обойти либо ограничить выбор, который они представляют? Я считаю, что это было бы ужасной ошибкой.
Опасения, лежащие в основе этих голосований, связанные с экономическими последствиями глобализации и ускорения технологического прогресса, абсолютно понятны. Автоматизация предприятий уже уничтожает рабочие места в традиционной промышленности, а развитие искусственного интеллекта, вероятно, перенесет это масштабное разрушение и на средние классы, где останутся лишь попечительские, творческие и руководящие роли.
Это, в свою очередь, ускорит уже увеличивающееся экономическое неравенство во всем мире. Интернет и существующие благодаря ему платформы позволяют получать огромную прибыль очень небольшим группам лиц, при этом трудоустраивая незначительное количество людей. Это неизбежно, это прогресс, но это также разрушительно для общества.
Мы должны поставить это на одну ступень с финансовым крахом, который показал, что очень немногие люди, работающие в финансовом секторе, могут получать огромную выгоду, а остальным остается разве что одобрить их успех и оплатить счет, когда их жадность собьет нас с пути. Так что все мы живем в мире растущего, а не уменьшающегося финансового неравенства, в котором многие видят не только то, как снижается их уровень жизни, но исчезает сама способность зарабатывать на жизнь вообще. Не удивительно, что они пребывают в поиске нового соглашения, которое, как им могло показаться, предоставят Трамп и Brexit.
Кроме того, есть и другое последствие глобального развития интернета и социальных медиа - суровая правда этого неравенства становится гораздо более очевидной, чем это было в прошлом. Для меня возможность использовать технологию для общения была свободой и положительным опытом. Без нее я не смог бы продолжать работать.
Но это также означает, что жизнь самых богатых людей в самых богатых районах мира становится мучительным зрелищем для бедных, у которых есть телефон. А так как сейчас для людей телефон более доступен, чем чистая вода в странах Африки к югу от Сахары, в скором времени почти никто на нашей все более переполненной планете не сможет избежать неравенства.
Последствия этого предельно очевидны: бедняки из сел перебираются в города, в трущобы, движимый надеждой. А потом зачастую, обнаружив, что нирваны Instagram-а там нет, они ищут ее за границей, присоединяясь к огромному количеству экономических мигрантов в поисках лучшей жизни. Эти мигранты, в свою очередь, предъявляют все новые требования к инфраструктуре и экономике стран, в которых они находятся, подрывая толерантность и подпитывая дальнейший политический популизм.
Как по мне, на самом деле в связи с этой ситуацией сейчас, более чем когда-либо в нашей истории, наш вид должен работать сообща. Мы сталкиваемся с удивительными экологическими проблемами: изменением климата, нехваткой продовольствия, перенаселенностью, истреблением других видов, эпидемиями, подкислением океанов.
Все они являются напоминанием, что мы переживаем самый опасный момент в истории человечества. Сейчас у нас есть технология, которая может уничтожить планету, на которой мы живем, но мы еще не способны избежать этого. Возможно, через несколько сот лет мы создадим колонии меж звезд, но сейчас у нас есть только одна планета, и мы должны работать вместе, чтобы защитить ее.
Чтобы сделать это, нам нужно сломать, а не увеличивать барьеры внутри и между странами. Чтобы у нас появился шанс сделать это, мировые лидеры должны признать, что они потерпели неудачу и подвели большинство. Нам придется научиться лучше, чем сегодня, делиться ресурсами, которые все больше концентрируются в руках меньшинства.
На фоне исчезновения не только рабочих мест, но и целых отраслей нужно помочь людям переквалифицироваться для жизни в новом мире и поддерживать их в финансово, пока они учатся. Если общества и страны не могут справиться с текущим уровнем миграции, нужно больше делать для стимулирования глобального развития, поскольку это единственный способ уговорить миллионы мигрантов строить свое будущее у себя дома.
Мы можем сделать это, я огромный оптимист касательно моего вида; но для этого элиты от Лондона до Гарварда, от Кембриджа до Голливуда должны извлечь уроки из уходящего года. Чтобы познать, прежде всего, меру смирения.

Комментариев нет:

Отправить комментарий